Нью-Йоркское такси. Фото Константин Седегов, "ПН"

Ситуация с коронавирусом повлияла на огромное количество людей. Как именно — передаём вам от самих людей. Сегодня история Виталия, таксиста из Кудымкара.

— Раньше я каждый день до Перми ездил, сейчас вторую неделю дома сижу. У меня хоть и официально ИП, транспортные перевозки оформлены, а народу нету. Утром жену до работы отвезу — она медик, у неё разрешение есть, на вокзал заеду. Ну стоят пару таксистов, людей нет. Рейсов-то всего три до Перми осталось, и люди боятся, ни на автобусах, ни на машинах не едут.

Я хотел последний квартал проработать и ИП закрыть, стать самозанятым, не знал, что так всё будет. В среднем у меня пятёрка (пять тысяч рублей — прим. автора) в день оставалась, вот и считайте. И сколько ещё просижу? Ладно кредиты почти закончены, по мелочи там заплатить осталось. Подушка безопасности финансовая терпит ещё.

Сейчас дома сижу, уже не знаю, что делать. Всю работу дома переделал. То поленницу переложу, то опил подберу, снег в огород носил — клубника оголилась, минусовую температуру обещали, чтоб не замерзла укрыл. Сейчас уже от безделья маюсь.

Пропуск просил, чтобы в Майкор съездить. Там бабушка 80-летняя одна живёт, раз в неделю мы ей продукты возим, баню топим, мне сказали в администрации — нет такого у нас. Звоните, говорят, в Майкор, чтобы волонтёры ей продукты приносили. А какие там волонтёры? Да и кто ей будет баню топить и мыть её? Ну мы с женой съездили на свой страх и риск — у неё хоть пропуск есть. Нигде нас не остановили, не проверили. А перед нами рыбаков гаишники развернули, отправили домой, не дали рыбачить. Штрафов не выписали им никаких.

Так и живём. Сейчас дистанционно на заказах работаю. Мне звонят, кому что с Перми надо. Я ищу, кто едет сюда, кто забрать может, и всё.

Ранее мы писали истории кондуктора кудымкарского автобуса, предпринимателя-перевозчика, хозяйки цветочного магазина, предпринимателя Натальи Истоминой кудымкарского почтальона, историю владельца сети кофеен, слесаря водоканала и кудымкарской швеи.