Фото с сайта huffingtonpost.com

Нина Новикова* живёт в Кудымкаре. Ей около 30. У неё дети. У женщины ВИЧ.

Как узнала. О ВИЧ Нина узнала совершенно случайно. Когда на работу приехала медицинская комиссия.
— У меня взяли кровь, как и у всех сотрудников на работе, — вспоминает Нина. — И я благополучно забыла об этом. Потому что я всегда думала, что это меня не касается.
Нина опускает глаза и на пару минут замолкает. С этим диагнозом она живет уже два года. Целых два года ей приходится молчать и бояться. Бояться того, что кто-то узнает и тогда — что скажут люди? А как это отразится на детях?
Нина поднимает глаза. В глазах стоят слёзы.
— Не помню, через какое время, но мне позвонили из того самого СПИД-центра и пригласили на приём, — продолжает женщина. — Уже там я узнала о своём диагнозе. Первая мысль была, что я жить больше не хочу. Мне было так больно. Со мной говорили врачи, а я была, как в тумане, и не понимала, что мне говорят.

Как заразилась и осознала. Осознание того, что случилось, пришло позже. Было время всё обдумать. Но мысль о суициде Нину не покидала. В СПИД-центре ей сказали, что у мужа тоже обнаружили ВИЧ, и что, скорее всего, Нина заразилась от него, но Нина отказывалась в это верить. Как её любимый муж мог сделать с ней такое? Ведь она так верила ему, так доверяла. Нина долго не могла решиться заговорить с ним на эту тему. Она долго плакала в тот вечер. Потому что не могла поверить в то, что случилось.
— Я испугалась. Не за себя, за детей. А что если у детей эта зараза? — Нина заплакала. В тот момент ей казалось, будто земля уходит из-под ног.
Чуть позже женщина взяла себя в руки и улыбнулась. Несмотря на то, что свалилось на её плечи, она улыбается.

***Реклама***

Как изменилась жизнь. — Теперь я регулярно посещаю СПИД-центр. Сдаю кровь. Постепенно готовлю себя к тому, что совсем скоро мне назначат лечение, которое я должна буду продолжать всю жизнь.
Муж Нины так и не смог принять того, что случилось. Из семьи он ушёл. Нина уверена, что он чувствует вину за то, что случилось, поэтому и ушёл. Где он сейчас и чем занимается, Нина не знает. Он оборвал все контакты. С детьми не общается. Нина осталась одна с детьми.

Приходится скрывать. О диагнозе Нина никому не рассказывает. Даже врачи, где наблюдается женщина, просили никому не говорить о её диагнозе.
— О том, чем я болею, знают лишь самые родные и близкие мне люди, — рассказывает Нина. — Не знают даже родители. Да и зачем им знать? Мама точно не выдержит такого удара.

Страхи. Поначалу страхи преследовали Нину везде. Она боялась прежде всего за детей. Боялась их заразить.
— Да. Конечно. У меня была паника в прямом смысле слова, — рассказывает Нина. — Вплоть до того, что я запрещала детям даже пить из моих кружек, вытираться одним полотенцем и всё такое.
Это позже Нине объяснили врачи того же СПИД-центра, что ВИЧ не просто получить в бытовых условиях. Проще говоря, это сделать невозможно. И этот страх Нины исчерпал себя. Спустя два года Нина не боится целовать своих детей, обнимать и есть из одной тарелки.
Ещё один страх, который преследует Нину – это то, что об этом кто-то узнает. Вслух при детях Нина не говорит об этом. Эта тема — табу в её доме. Просто она старается оградить своих детей от всего плохого в жизни. Так же, как когда-то хотела оградить её мама.

Мечты. — Мечта у меня всего одна. Я хочу прожить как можно дольше, — признаётся Нина. — Я хочу видеть, как вырастут мои дети, выйдут в люди и, возможно, если повезёт, я хочу понянчить внуков. И ещё одна мечта, чтобы всё-таки уже нашли лекарство от этой болезни и навсегда избавили людей от этой чумы.

Чего ждёт от власти. Главной проблемой общества Нина считает недостаток информации о ВИЧ. Люди просто не понимают, с чем имеют дело.
— Ведь если бы все вокруг знали, что это за болезнь такая, то и не было бы такого страха перед ней, — рассуждает Нина. — Просто если сейчас я скажу, там, соседке или в детском садике, что у меня ВИЧ, я и мои дети навсегда будут оторваны от общества, а так быть не должно, потому что мы такие же люди. Мы живем обычной жизнью. И, если бы ещё была поддержка таких семей в деньгах, то было бы ещё лучше. Человека с ВИЧ даже на работу не берут. А если будет помощь от государства, то было бы прекрасно.

Анна Яркова

В ближайшее время мы опубликуем статистику по ВИЧ в Коми округе

* Имя и фамилия изменены по желанию героини статьи — прим. ред.