«Такое предприятие развалилось»

0
11591
Экономика
«Такое предприятие развалилось»
Сегодня некогда градообразующее предприятие Кудымкара —лектроприборный завод — похоже на запретную зону Припяти. Пустующая территория, заброшенные здания и ангары. Остатки жизни теплятся лишь в высокой траве и соснах, по веткам которых скачут белки. Что было раньше, что есть сейчас на ЭПЗ и что там будет?
Во времена СССР. Седовласый с добродушной улыбкой Владимир Климов (имя изменено по просьбе мужчины, в редакции есть его полные данные) проработал на заводе токарем 15 лет. Работа была сдельная. Тяжёлая. Зато и платили в то время на предприятии «очень хорошо».
— У нас даже больница была для своих работников, — вспоминает мужчина. — Было там всё. И кабинет физиотерапии, и зубной кабинет. Я там пломбу ставил. Так она несколько десятков лет простояла. Не то что сейчас.
Электроприборный завод в Кудымкаре когда-то был самым большим предприятием города. Там производили разные детали для ракет, самолётов, подводных лодок, а также собирали миксеры и частично магнитофоны марки Ритм и ещё много чего. Проработало предприятие 22 года: его открыли в 1975 году, а прекратили финансировать в 1997. Когда-то в нём работало полторы тысячи человек. Теперь ни одного. Хотя, со слов Владимира, планировалось открытие до пяти тысяч рабочих мест.
В наше время. Территория завода встречает людей скрипом ржавых старых тяжелых ворот. За ними — кирпичное трёхэтажное здание, где на первом этаже была проходная. В этом же здании был кабинет директора. На втором этаже — актовый зал. На третьем этаже была своя больница. Огромная территория в 13 гектаров усыпана громоздкими двух- и трёхэтажными зданиями, недостроями, аркообразными ангарами и строениями.
От здания столовой, где обедали все работники, остались только полуразвалившиеся кирпичные стены и перекрытия. По остаткам облупившейся краски можно понять, что когда-то они были салатного цвета. Чуть ниже столовой стоят гаражи с деревянными воротами. Раньше в них парковались заводские машины, на которых готовую продукцию развозили по точкам сбыта, а на завод поставляли запчасти.
— Я работал на ЗИЛе, — рассказывает другой бывший сотрудник электроприборного завода Александр Тотьмянин. — После закрытия какое-то время работал охранником. В общей сложности проработал 18 лет.
Глядя на высокую траву и местами заросшие деревьями территорию можно понять, что людей здесь нет уже много лет. Часть ангаров, по словам Владимира, продана предпринимателям, которые оборудовали их под частные пилорамы, где делают поддоны.
Вне времени. То далёкое время бывшие сотрудники вспоминают с теплотой. Между зданиями они высадили небольшую сосновую аллею. Вечнозеленые хвойные деревья стали большими, а деревянные лавочки между ними сгнили. Вся территория усыпана кустами шиповника, плоды которого величиной со среднее коми-пермяцкое яблоко. Или, для сравнения, с грецкий орех.
— Здесь раньше мы курили, отдыхали после обеда, — рассказывает Владимир Климов. — А теперь там живут белки.
Здания на территории ЭПЗ постоянно строились. На территории завода должны были открыть литейное производство и лесообрабатывающее предприятие. Но во время перестройки всё остановилось. Даже огромная котельная, рассчитанная в то время на весь посёлок Быстрый, так и не начала свою работу.
Прогуливаясь по одному из зданий словно прикасаешься к истории. Облупившаяся краска на потолке и потрескавшееся половое покрытие создают впечатление из фильма ужасов. В пустых кабинетах ещё стоят столы. В некоторых даже сохранились картонные коробки с деталями. Вокруг витает запах чего-то очень старого. Будто люди просто вчера взяли и ушли с работы все в один день. А этот день их ухода с работы будто бы растянулся на двадцать с лишним лет. Только сегодня на работу на завод уже никто не вышел.
— Конечно, жалко, — вздыхает Владимир. — Такое предприятие развалилось. Ведь столько людей работало. И я полжизни ему отдал, можно сказать. А сейчас что? Ничего. Остаётся только вспоминать...
Надежда Николаевна Седегова отдала заводу 17 лет и нисколько об этом не сожалеет. Ушла с преподавательской деятельности, в которой проработала 15 лет, чтобы работать на заводе. Работала с 1980 года до закрытия в 1997 году инженером-технологом. Работа была очень кропотливой. В то время много изделий готовилось для авиации, для самолётов и ракет. В данный момент Надежда Николаевна на пенсии.
— У нас, в основном шли изделия, выполненные в виде намоточных катушек, — вспоминает Надежда Николаевна. — Потому что сборочный цех конечный продукт выдавал, а мы на стадии изготовления деталей. И все 17 лет в одной должности. Так что я себя считала уже профи, — смеётся женщина.
Надежда Седегова вспоминает, что рабочие кадры в ЭПЗ были «с миру по нитке», как выражается пенсионерка. Работали все: и учители, выпускники сельхозтехникума. Все начинали с азов, учились работать на заводе. Коллектив был молодой. Самой Надежде было тогда около 40 лет.
— Произошла катастрофа, — говорит Надежда Седегова о закрытии электроприборного завода. — Многие из работников сейчас уже умерли, спились. А кто смог удержаться, открыли магазины и сейчас живут неплохо.
Помнит Надежда Николаевна и директоров, не всех, и только пофамильно, был Радостев, Мусалимов, Боталов, Худяков, но последнего директора ЭПЗ она помнит до сих пор — Евсей Моисеевич Пейсахович. Со слов бывшей сотрудницы, он изо всех пытался спасти завод, даже в Голландию ездил ради этой цели.
Муж Надежды Николаевны тоже работал в ЭПЗ. Виталий Егорович пришёл на завод двумя годами ранее и отработал там 19 лет. Работал он тогда токарем, потом мастером, потом инженером по технике безопасности. Во время перестройки вернулся к слесарской работе на ремонтно-инструментальном участке.
Супруги Седеговы очень сожалеют о том, что завод закрылся. Огромная территория сейчас просто пустует, а здания разрушаются.
Планы развития. Владимир Климов застал закрытие электроприборного завода. Работал в нём до последнего дня. После закрытия основного предприятия в одном из зданий открывали ООО под руководством главного инженера и ещё несколько бывших работников и там Владимир проработал ещё 10 лет.
Сегодня территорию с прилагающимися зданиями выкупил Пермский бизнесмен Равиль Гиниятуллин. Он планирует заняться там деревообработкой или производством мебели. Получится это или нет, пока неизвестно.
Текст: Анна Яркова, фото: Анна Яркова и Владимир Яновский