Первое уголовное дело за экстремизм возбудили в Коми-Пермяцком округе. Житель полузаброшенной деревни Юрлинского района написал письма, в которых высказал негативное отношение к православию, и отправил их в Пермский национальный исследовательский университет. При этом у мужчины диагностировано психиатрическое расстройство.

Добраться до деревни, в которой живет Иван Воробьев (данные изменены — прим. авт.), непросто. В той стороне, за Юрлой, нет ни одного указателя с названием населенных пунктов и направления к ним — ни на трассе, ни на развилках. Деревни, что попадаются на пути, тоже безымянны и почти все полу заброшены. Окна домов, стоящих возле дороги, заколочены досками или ржавыми листами железа. Крыши прогнуты, как жерди, в них зияют черные дыры. Дворы заметены снегом.

— Я учила его, он был нормальным мальчиком, — рассказывает про Ивана его бывшая учительница Галина Моисеева, которая живет в одной из этих полузаброшенных деревень. — А потом он, знаете, куда-то уехал. Говорят, в армию что ли пошел, и его там сильно побили. Несколько лет назад он вернулся на родину, но другой — замкнутый, необщительный. Я, бывало, встречала его на улице в нашей деревне, так он даже со мной не здоровался, шел, смотрел в одну сторону, ни на кого не реагировал.

Галина Моисеева знает, что ее бывший ученик отправил какие-то письма в Пермь, после чего к нему приехали «из самой ФСБ».

— Вся деревня это обсуждала. Много чего говорили. Но что за письма он отправил, я наверняка не знаю, — добавляет она.

Идти ему тяжело

Деревня, в которой живет Иван Воробьев, тоже безымянна — указателя с названием на въезде нет. Улицы очищены от снега так, что легковая машина едет с трудом, а твердый мартовский снег неприятно скребет дно автомобиля. Дом Ивана находится на окраине деревни. Крыша его дома выделяется среди других — на солнце блестят новые листы железа. Пластиковые окна, тоже, судя по всему, новые, отливают белым цветом, как снег вокруг. Во дворе лаем заливается собака, закрытая в сенях.

Передвигаясь по дому, болезненно худой Иван Воробьев резко руками хватается за стол, стены, стоящий посреди комнаты велотренажер. Идти ему тяжело. Добравшись до стола, он неуверенно садится за стол, перебирает лежащие на нем тетради и, найдя, видимо, нужную, протягивает. На светло-зеленой обложке написано «Пр».

— Мммм, — издает звук он и показывает, что я должна открыть тетрадь.

На вопрос, вы не разговариваете, он в знак подтверждения качает головой.

«Хочет завладеть мной»

В тетради исписаны четыре листа. Запись, похоже, адресована сотрудникам правоохранительных органов, которые вели следствие.

«Вы пришли, чтобы насильно забрать меня, лишить занятия связанное с письмом о православии. И в этом случае, я буду вынужден уйти из жизни. И когда меня не будет, первым делом, из параллельного мира займусь, как покончить и с вашей жизнью», — говорится в тексте (авторские орфография и пунктуация сохранены — прим. авт.).

На вопросы, «что с вами случилось?» и «вы болеете?», Иван пишет ответы уже в другой тетради, которую как и ручку берет со стола:

«В моем подсознании находится дух, порча. Сделал ее старец в церкви. И дополнительно летает и хочет завладеть мной православный дух – душа».

«Для проверки ФСБ»

Из материалов уголовного дела следует, что когда чуть больше года назад к Ивану Воробьеву приехал сотрудник Управления ФСБ России по Пермскому краю, «он говорил четко и понятно», «каких-либо жалоб на свое здоровье и самочувствие не предъявлял».

Причем, отмечается в деле, Иван Воробьев добровольно сообщил, что примерно в 2011 году он начал писать свои письма. Эти письма через интернет он сначала отправлял в редакции газет, но, не получив отклик, стал писать в разные организации. В конце 2015 года письма направил в Пермский национальный исследовательский университет. Сотрудники высшего учебного заведения обратились в службу собственной безопасности, а уже та написала заявление в ГУ МВД России по Пермскому краю, которое, в свою очередь, судя по всему, привлекло для проверки ФСБ.

Лингвистические признаки побуждения и пропаганды

Текст письма, которое Иван Воробьев направил в университет, занимает 13 страниц. В письме он называет себя пророком.

Эксперты признали, что в тексте письма содержатся лингвистические признаки побуждения к действиям, способствующим уничтожению православия, закрытию монастырей и храмов, к совершению негативных действий (в том числе насильственных) в отношении православного духовенства. Также, говорится в экспертном заключении, текст письма содержит лингвистические признаки пропаганды негативного отношения к православию и оправдания насильственных действий в отношении православного духовенства.

В России действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо иформационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «интернет», запрещены.

За это, согласно части 1 статьи 282 УК РФ, грозит штраф в размере от 300 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительные работы на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

Он болен

Наказание в виде штрафа или тюрьмы Иван Воробьев избежит. В ходе расследования уголовного дела было установлено, что он болен, у него психическое расстройство. Поэтому прокурор Юрлинского района Артем Новиков утвердил постановление о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительной меры медицинского характера.

Не возбуждались

И.о. прокурора Татьяна Подкина говорит, что дело еще не рассмотрено в суде, в связи с этим комментировать его она не будет. Ранее, добавляет она, уголовных дел, связанных с экстремизмом, в их районе не возбуждалось.

Не возбуждались уголовные дела за экстремизм и в других районах Коми-Пермяцкого округа, сообщают в районных надзорных ведомствах. Лишь прокурор Косинского района Александр Караваев отмечает, что в их районе было такое дело, но административное. В 2015 году штрафом в одну тысячу рублей наказали 30-летнего жителя села Коса за размещение на своей страничке в социальной сети «ВКонтакте» экстремистских роликов.

Коми-Пермяцкий округ в этом плане можно назвать уникальным. Сегодня, как отмечают разные правозащитники, привлекать за экстремизм в России популярно. По данным Центра экономических и политических реформ, в 2011 году по ч. 1 ст. 282 УК РФ было вынесено 82 обвинительных заключения, а в 2015 году — 369, сообщает rbc.ru.

«Жаль его»

— Чисто по-человечески жаль его, — чуть не плачет соседка Ивана Воробьева Любовь Ефремова. – Просто, видимо, у него болезнь такая.

Она рассказывает, что в их деревне Иван появился три года назад. Где он жил до этого, она не знает. В один прекрасный день он вернулся в родительский дом, отремонтировал его, завел корову, коз, кур и пчел.

— Я ничего плохого о нем сказать не могу. Он — очень хороший человек. Пьяным его во веки веков не видывала. Когда он приехал, был еще здоров. Часто к нам в гости приходил, детям конфеты, торты приносил, — вспоминает его соседка.

При этом, замечает она, о церкви с ней он никогда не говорил. Примерно год назад Любовь Ефремова стала замечать, что у него речь стала плохая, а потом и совсем он перестал разговаривать. Сейчас, когда ему нужно что-нибудь купить в магазине, он пишет ей записки. Из дома с тех пор почти не выходит.

— Просто, видимо, у него болезнь такая, — снова оправдывает соседа она и чуть не плачет. – Жаль его, чисто по-человечески жаль.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: