60-летняя женщина умерла в больнице после перелома пятки

— Мама получила перелом пятки и через 1,5 месяца умерла, — глаза Дмитрия Сидорина блестят. — Вы можете это принять? Как может здоровый человек умереть от перелома пятки в 21 веке?!

Маму Дмитрия звали Галина Владимировна. В июле прошлого года ей исполнилось 60 лет. С фотографий, которые показывает Дмитрий, смотрит улыбающаяся, яркая и стильная женщина. Живут Сидорины в Гайнах.

«Будьте осторожны».

— Мы с мамой живем… жили отдельно, — поправляет себя Дмитрий. — У меня свой дом, семья, у мамы свой дом. 13 февраля мама полезла на крышу и сорвалась с лестницы — с метровой–полутораметровой высоты, в результате чего получила травму — открытый оскольчатый перелом пяточной кости на левой ноге.

Дмитрий работает в полиции. Уточняет каждую деталь.

— Я хочу, чтобы в медицине наконец-то навели порядок, чтобы там работали действительно настоящие врачи, которые сопереживают людскому горю и несчастью, — объясняет он. — И я призываю людей: будьте осторожны. Я полностью доверился врачам и что получил в итоге — моя мама умерла.

Непрофессионально.

Сначала маму Дмитрия Сидорина лечили в Гайнской больнице. Рану зашивал и накладывал гипс хирург Константин Мальцев. Он, по словам Дмитрия, пригласил его маму на ежедневные перевязки и назначил обезболивающее средство.

— Спустя пять дней у мамы поднялась температура. Ей назначили антибиотики и записали на прием к травматологу в Кудымкар, — вспоминает Дмитрий. — Когда кудымкарский врач осмотрел рану, сделал несколько контрольных рентген-снимков, был удивлен, что гипс наложен непрофессионально. Из-за этого, как я понял, пошел процесс гноения.

Хуже и хуже.

Галину Владимировну положили в стационар Окружной больницы. Дмитрий, говорит, обрадовался: думал, что в Кудымкаре её вылечат. Но 1 марта состояние его мамы стало ухудшаться: пропал аппетит, начались рвота и жидкий стул.

— Врачи успокаивали меня, утверждали, что это дисбактериоз — последствие приема антибиотиков, — рассказывает он.

Но 6 марта Галине Владимировне стало еще хуже.

— У нее упало давление, она не могла самостоятельно передвигаться, — говорит Дмитрий. — Мне объяснили, что у нее произошел выпад кишки, её срочно готовили к операции.

Скоропостижно.

Затем была реанимация. Через 10 дней Галину Владимировну перевели в обычную палату. Потом, говорит Дмитрий, даже хотели отправить в больницу в Гайны. Но спустя несколько дней ее состояние вновь стало ухудшаться.

— 27 марта я рванул в Кудымкар. Мама даже не вставала с постели. А ведь я её привез в нормальном состоянии. Ее снова перевели в реанимацию, — рассказывает Дмитрий. — 30 марта она позвонила мне: «Дима, помоги мне, мне очень больно, у меня очень сильно болит живот, и никто ко мне не подходит».

Дмитрий в очередной раз делает паузу в своем рассказе и встает из-за стола.

— В общем, — продолжает он, — 1 апреля мне сообщили, что мама впала в кому и скоропостижно умерла.

Проверка и молчание.

Сейчас по факту случившегося Кудымкарский межрайонный следственный отдел СУ СКР по Пермскому краю проводит проверку.

— Назначена судебно-медицинская экспертиза, — говорит исполняющий обязанности руководителя отдела Денис Савельев.

Главный врач Гайнской ЦРБ Ирина Туголукова комментировать ситуацию отказалась. Пообщаться с хирургом Константином Мальцевым не удалось — он на учёбе.

Заместитель главного врача Окружной больницы Ирина Кылосова говорит, что после каждого летального случая в их медучреждении проводится проверка. Более конкретную информацию она давать третьим лицам не имеет права.

Дмитрий Сидорин, в свою очередь, обращается к читателям. Для своей мамы он купил на 120 тысяч рублей белок Альбумин. Белок остался. «Я готов отдать его за половину стоимости», — предлагает он. Телефон Дмитрия Сидорина можно узнать в редакции «ПН»: 4-13-93 или 4-65-47.

Редакция «ПН» будет следить за развитием событий.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: