«Сколько живу в деревне, никогда о такой болезни не слышала». В Алеково похоронили 21-летнего парня «Сколько живу в деревне, никогда о такой болезни не слышала». В Алеково похоронили 21-летнего парня
«Кагочка ты менам, малиночка», — горько плачет Людмила Сыстерова, прижимая к груди  фотографию внука. На фото черная лента. Руслана больше нет. Вместе с Людмилой... «Сколько живу в деревне, никогда о такой болезни не слышала». В Алеково похоронили 21-летнего парня

«Кагочка ты менам, малиночка», — горько плачет Людмила Сыстерова, прижимая к груди  фотографию внука. На фото черная лента. Руслана больше нет. Вместе с Людмилой Сыстеровой скорбит вся деревня Алеково: «Это был золотой мальчик, как же несправедливо все вышло».

Жизнь 21-летнего Руслана Сыстерова по планам его бабушки Люды должна была сложиться иначе. Парень учился на третьем курсе в Политехническом университете в Перми, на строителя. Почти каждую неделю ездил домой – в деревню Алекова Кудымкарского района. На окончание школы бабушка с дедушкой подарили ему машину, а позже и дом.

В этом доме, говорит Людмила Сыстерова, раньше жила старенькая бабушка. Руслан дом подремонтировал, поставил баню.

— У него все хорошо складывалось, — рассказывает Людмила Ивановна. — Последние экзамены сдал на одни пятерки. Девушка у него появилась. Она учится в Медучилище, в Кудымкаре. Малышкой ее называл… Еще деда учил: вот, мол, как с женой надо обращаться. Жениться мечтал. В этот дом ее хотел привезти. Но все, все по другому вышло.

Плохо Руслану стало зимой

В феврале Руслан пожаловался бабушке на зуд. Терапевт отправила парня в инфекционное отделение. Сначала, вспоминает Людмила Ивановна, у внука заподозрили гепатит. Медработники, говорит, приезжали даже к ним в деревню, с проверкой. Гепатит не подтвердился. Руслан, между тем, пожелтел, и его госпитализировали в Пермь.

Порталу 59.ru в краевом Миндзраве проговорили, что у Руслана Сыстерова в Окружной больнице в Кудымкаре взяли анализ на антитела к паразитам — эхинококкам. Результат оказался положительным. После этого ему поставили диагноз эхинококкоз и направили в Пермь, а из Перми в Нижний Новгород.

— Сначала его в Киров хотели отправить, но Киров отказался принять. Потом в Москву, Москва тоже отказалась. В итоге взял Нижний Новгород, — перечисляет Людмила Ивановна.

В Нижнем Новгороде Руслану сделали операцию по трансплантации печени. Донором выступила его тетя. Но юноше легче не стало. 6 июля он умер. 8 июля в день рождения бабушки Люды тело парня привезли домой.

— Он мне из реанимации звонил. Говорил: «Бабушка, ты за меня, главное, не переживай, не нервничай. Я поправлюсь, приеду к тебе на день рождения, все будет нормально». Вот… и приехал, — плачет Людмила Ивановна. — Ох, как я его забуду? Никогда не забуду. Ой-ё-ёй…

Чем же Руслан болел

Умер Руслан от альвеококкоза — поражения печени червями альвеоккоками. Переносчиками паразитов называют диких животных. Людмила Ивановна говорит, что слышит об этой болезни впервые.

— Сколько живу в деревне, никогда об этой болезни не слышала. Врачи мне сказали, что она могла развиваться десятки лет. Как Руслан ей заразился, понятия не имею. Он жизнерадостный такой мальчик у меня был, — рассказывает она. — Девять наркозов он перенес! Сколько ему вытерпеть пришлось! Ой-ё-ёй…

Сначала Людмила Сыстерова хотела обратиться в суд. Она считает, что если бы врачи отнеслись серьезнее и диагностировали бы болезнь раньше, внука можно было спасти. Но дочери отговорили маму.

— И правда… Зачем это мне? Руслана этим не вернешь, — объясняет она.

В краевом Минздраве говорят, что сотрудники больницы проводили обследование и лечение пациента в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи, и полагают, что заражение паразитами произошло несколько лет назад, когда студент употреблял мясо диких животных. При этом парень сам якобы поздно обратился за медпомощью.

Портал NN.ru со ссылкой на нижегородский Минздрав сообщает, что альвеококкоз сложно диагностировать: временной интервал от момента заражения до первых клинических проявлений болезни может составлять 5–10 лет.

Что теперь 

Похоронили Руслана рядом с отцом. Его отец Сергей — сын Людмилы Ивановны — тоже умер рано, ему было 30 лет. Мама Руслана оставила ребенка, уехав из деревни. Мальчика воспитывали бабушка с дедушкой.

— Он нам с дедом вместо сына был, — рассказывает Людмила Ивановна. — Мы все ему отдавали, все для него делали, чтобы  он лучший из лучших был… Ой-ё-ёй, кагочка ты менам, малиночка ты менам, — ласково называет внука она (в переводе с коми-пермяцкого — деточка, ты мой, малиночка) и снова прижимает к груди его фотографию.

Руслан, судя по рассказам людей, и был лучшим из лучших. На митинге в его память, во время похорон 9 июля учителя скажут, что лучшего ученика у них не было: умный, послушный, спортивный, жизнерадостный. Соседи говорят, что никогда не видели его слоняющимся без дела: он или строит что-то, или красит, или траву косит.

— Когда я еще на ферме работала, он ко мне после школы приходил, помогал. Очень меня он жалел, — рассказывает бабушка.

Мы сидим в доме, в котором должен был жить Руслан. Стены дома украшают новые обои, в прихожей стоит новый шкаф, на спинке одного из стульев висит одежда Руслана…

— Он ведь жениться хотел, жить хотел. Но все по-другому вышло, — тяжело вздыхает его бабушка.

Елена Истомина

Прежде чем преподнести ту или иную тему читателю, мы стараемся изучить её со всех сторон. При этом нам важно оставаться беспристрастными и объективными

Комментарии:

Комментариев пока нет.

Будьте первым, чтобы оставить комментарий ниже.

Войти с помощью: