Светлана Андреева вместе со своим 14-летним сыном Васей живут в деревне Елёво. Эта деревня находится недалеко от трассы, в 12 км от Гайн. Живут Андреевы в крохотном деревянном доме, в котором лишь одна комната и кухня. В доме нет ни телевизора, ни холодильника. Только старенькие диван, кровать да печка, которую нужно топить день и ночь, чтобы не мерзнуть. Стены вместо обоев украшают Васины поделки из бумаги, с уроков труда.

— Мам, ну зачем ты сегодня опять тропинку чистила? – недовольно спрашивает маму Вася, вернувшись из школы. – Я сам могу, я уже большой.

Мама Света виновато поджимает губы. Она объясняет, что по утрам чистит до дороги тропинку, чтобы Васе в школу было идти удобно, не по снегу. Ему это не нравится. Он хочет все делать сам. Как мама, которая воспитывает его в одиночку. Васин отец, узнав о беременности, Светлану бросил.

Мама рубит лес

Живут Андреевы на деньги, вырученные с продажи грибов. Другой работы в Елево нет. Много лет назад был совхоз. Там Светлана и работала. Но совхоз закрылся, и теперь выручают только грибы, которые Светлана с Васей собирают летом и осенью. Но как выручают? На минимум еды да одежды хватает.

На машину дров денег уже нет. Поэтому дрова Светлана заготавливает в лесу сама. Отправив Васю утром в школу, она берет топор, сани и идет в лес. За день, рассказывает, обычно валит шесть деревьев. С помощью крюка кладет их на сани и тащит домой.

— Пока в лесу, целый день голодом. Время по солнцу определяю. А если пить захочу, то с деревьев снег возьму да так горло промочу, — говорит она.

Глаз не тронули

Полтора года назад в школе прямо на уроке у Васи из правого глаза потекла кровь. После этого глаз стал плохо видеть. Васю на лечение отправили в Кудымкар, назначили разные капли и мази. Но ничего не помогало. Зрение продолжало ухудшаться. Сейчас Вася правым глазом не видит почти ничего. Вместо людей — только темные силуэты. При этом левый глаз видит на все сто процентов.

Возила Светлана Васю и в Пермь. Там его обследовали и сказали, что мальчику нужно ехать на операцию в Екатеринбург, Санкт-Петербург или Москву.

— А у нас такая ситуация, что не на что ехать, — говорит Светлана. — И вот сыну школа помогла — шесть тысяч рублей собрали, райисполком помог, да просто люди из района. Около 20 тысяч все помогли собрать на поездку. Подключилась и депутат Зырянова из Перми (имеет в виду депутата Законодательного собрания Пермского края Елену Зырянову – прим. авт.), с транспортом помогла. На дорогу денег хватило. Ну, правда, пришлось немного поголодовать в Москве.

В Москве остался бы

В Москве Светлана Андреева с сыном Васей побывали впервые. Их приняли в научно-исследовательском институте глазных болезней имени Гельмгольца, который считается в России головным по проблеме офтальмологии в системе здравоохранения и старейшей глазной клиникой. Светлана говорит, что в институте врач объяснил ей, что у Васи идет отслоение сетчатки, и глаз восстановлению уже не подлежит. Такое, объяснил он, могло произойти в результате травмы. Но Светлана говорит, что не помнит, чтобы Вася получал какие-либо травмы.

— Поэтому, сказали, что глаз трогать не будут, — говорит Светлана. — Сказали поддерживать глаз каплями и постоянно наблюдаться у врача.

Вася про клинику ничего не говорит. Говорит лишь про Москву. Очень она ему понравилась. Он хотел бы остаться жить в Москве.

— Так все красиво в Москве, — соглашается с сыном Светлана. — Побывали у вечного огня. Вася меня там сфотографировал. Интересно, сколько эта Москва строилась? Ни одной грязи нигде не найдешь, везде асфальт! Магазинов много. А у нас в деревне? Есть один только, да и то два раза в неделю лишь работает.

Светлана и Василий Андреевы благодарят всех, кто оказал им помощь в поездке в НИИ имени Гельмгольца в Москву.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: