Без улыбки на лице, в очках, слегка повернув голову влево — таким на слегка размытой черно-белой фотографии предстает коми-пермяцкий писатель Михаил Лихачев. Снимок некачественный, потому что перефотографирован с другого снимка — малюсенького, с головку гвоздя.

Михаил Лихачев родился в крестьянской семье в селе Егва. Получив образование, стал работать преподавателем коми-пермяцкого языка и литературы. Писал стихи и прозу, переводил русских классиков (таких, как Александр Пушкин, Николай Гоголь, Николай Некрасов) на родной язык. И вместе с другим писателем Андреем Зубовым составил первые буквари на коми-пермяцком языке — один для детей, второй для взрослых.

Жил писатель в Кудымкаре вместе с женой и дочерью на улице, которая сейчас носит его имя. Тогда, правда, она называлась Крестьянской. А деревянный дом Михаила Лихачева стоял на месте, где сейчас находится Пенсионный фонд.

— Это был небольшой, но уютный дом. Во дворе, помню, росла сирень, был палисад, — вспоминает историк и краевед Артур Кривощеков.

Осенью 1937 года Михаила Павловича арестовали и обвинили в «участии в национал-шовинистской организации, возглавляемой Ф.Г. Таракановым, которая ставила своей целью объединение угро-финских национальностей с последующим отделением от СССР и присоединением к Финляндии». Донос в НКВД написал разведчик Николай Кузнецов, который, когда жил в Кудымкаре, дружил с коми-пермяцкими писателями.

Михаила Лихачева приговорили к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества.

— У него была огромная библиотека. Почти все сожгли — рукописи, книги, фотографии. А те, что не сожгли, разворовали, — рассказывает Артур Кривощеков. — Позже мне попала книга «Николаевская Россия» Маркиза де-Кюстина. Я думаю, что ее как раз и выкрали из библиотеки Михаила Павловича.

После расстрела писателя его супругу Александру Ивановну хотели отправить в ЛЖИР под Соликамском — лагерь для жен изменников Родины. Но за нее, по предположению Артура Кривощекова, вступился заместитель управляющего треста «Комипермлес» Василий Гладких. Александра Лихачева работала методистом детских садов, которые были открыты для детей работников леспромхозов. В тресте «Комипермлес» ее уважали. И она осталась жить и работать в Кудымкаре.

И как-то весной — после расстрела Михаила Павловича — к Александре Ивановне заглянул преподаватель Учительского института Павел Касьянов. Одну из комнат в доме она сдавала студентам института. Они заболели и не пришли на учебу. И Павел Касьянов решил навестить ребят.

— Паша был душевным человеком, — вспоминает друга Артур Кривощеков. — Он умел разговаривать и мог разговорить любого. И в то посещение разговорил и Александру Ивановну. Он спросил: «Где муж?». Она и призналась: «Нет его, забрали». Тогда ведь о таких вещах было непринято говорить.

Тогда же Александра Ивановна показала Павлу Касьянову фотографию мужа. По-видимому, единственную, которая осталась после ареста. По предположению историка, она хранила ее в медальоне.

Павел Касьянов предложил супруге писателя перефотографировать ее, чтобы о Михаиле Павловиче осталась хоть какая-нибудь память.

— Паша был великолепным фотографом. И Александра Ивановна согласилась. Вот так появился этот снимок, — разглядывает черно-белое и слегка размытое фото писателя Артур Кривощеков.

P.S. Михаила Лихачева расстреляли в Свердловске. Реабилитировали в 1956 году. Спустя 10 лет окружной библиотеке было присвоено его имя. А в 1991 году учреждена окружная коми-пермяцкая литературная премия им. М.П. Лихачева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: