Поиск
Закрыть

Фото: Елена Останина, «ПН»

Темы

Учительница из Маратов не может решить квартирный вопрос

Учительница начальных классов Валентина Шамсутдинова по квартире ходит в валенках, к урокам готовится в варежках, а спать ложится в теплой куртке и штанах. Женщина живет в старом восьмиквартирном бараке. Кроме нее квартиры в этом доме уже год никто не занимает.

Двухэтажный деревянный барак из бруса, обшитый почерневшей со временем вагонкой, стоит посреди поселка Мараты. В большинстве окон стекол нет, некоторые — заколочены фанерой. Шифер на крыше частично сломан.

На первый взгляд, дом кажется нежилым. Но если подойти поближе, то в угловых окнах на первом этаже можно разглядеть занавески. Это окна квартиры учительницы начальных классов местной школы Валентины Шамсутдиновой. Она — единственный жилец барака.

Приглашая в дом, хозяйка просит быть осторожнее. Особенно на лестнице, ведущей на нежилой второй этаж. Она наполовину сломана, в досках дыры, сквозь которые видно пол первого этажа.

— Поднимайтесь, не бойтесь, — успокаивает учительница. – Я каждый день по ней хожу — дыры в полу закрываю, чтоб у меня с потолка не капало.

— Не бойтесь, — повторяет она и протягивает руку.

На втором этаже потолок на лестничной площадке почти отсутствует. Сквозь него видно чердачное помещение и сломанный шифер на крыше. В квартирах второго этажа, которые не заперты, остатки сухой штукатурки на потолке покрыты желто-черными разводами, похожими на плесень или грибок. Кое-где остатки штукатурки просто свисают с потолка. Пол, который, похоже, вспучило от влаги, покрыт снегом, занесенным в квартиры через разбитые окна.

— А это я положила, прикрыла дыры, — показывает учительница на двери мебельного шкафа, лежащие на полу в одной из квартир второго этажа. — Под этой квартирой находится моя.

Валентина Шамсутдинова рассказывает, что в марте 2015 года в доме чуть не случился пожар.

— Дымоход моей печки связан с дымоходом печки на втором этаже. А так как наверху печка была неисправна, дым выходил в помещение, — объясняет она.

По словам женщины, работники пожарной части после того случая запретили ей топить печь, и она до лета жила в неотапливаемой квартире. Планы к урокам писала в рукавицах, по квартире ходила в валенках, а спать ложилась в теплой куртке, штанах и носках. Температура в квартире не поднималась выше десяти градусов.

— Когда совсем было невмоготу, уходила на ночь к знакомым, — спокойно рассказывает она. – А на выходные уезжала к родственникам в Косинский район.

Потом, правда, ту печь на втором этаже подремонтировали. И следующие зимы она уже могла пользоваться своей печкой. Но из-за того, что дом стар, почти пуст и частично разрушен, в ее квартире сегодня все равно прохладно. Валентина Шамсутдинова говорит, что ей, чтобы не мерзнуть дома, приходится тепло одеваться.

— Вот так и живу, — подводит итог хозяйка. – Не живу, а выживаю. Хорошо, что дочка уже взрослая.

Она рассказывает, что ей уже 48 лет, родом она из Косинского района. Когда ей было четыре годика, он осталась без родителей, воспитывалась в интернате. В 1988 году после окончания училища приехала на работу в Маратовскую среднюю школу. Сначала жила в четырехквартирном доме. Но соседи оказались пьющие, из-за них чуть не сгорела. Тогда руководитель местного леспромхоза выделил ей квартиру в доме, в котором она живет сейчас.

— Сказал, что дом ничей, что платить надо будет только за свет, — вспоминает учительница. — Так я переехала в этот дом. Это было в 1999 году. Тогда в нем все квартиры были заняты.

В 2010 году Валентина Шамсутдинова обращалась в администрацию Маратовского сельского поселения с заявлением на улучшение жилищных условий. Ее поставили в очередь. По словам женщины, за этот период ей предлагали три квартиры, но все они, на ее взгляд, были аварийными, поэтому она от них отказалась.

Глава поселения Ольга Полина говорит, что дома не были аварийными.

— Мы ей предлагали пять или шесть домов. Она от всех отказывалась, мотивируя тем, что они гнилые. Согласна, что в любом доме нужен ремонт, тем более деревянном. Но они все были в лучшем состоянии для жилья, чем ее квартира. Я сама смотрела те дома, — говорит глава.

Обращалась за помощью Валентина Шамсутдинова и к руководству района, но там получила отказ. А в конце прошлого года она написала депутату Законодательного собрания Пермского края Михаилу Осокину. Тот ее обращение направил в прокуратуру Кочевского района.

Надзорное ведомство провело проверку и установило, что администрация Маратовского сельского поселения не является собственником барака и не должна была ставить женщину в очередь, а Валентина Шамсутдинова, в свою очередь, ранее не обращалась с заявлением об обследовании дома на предмет пригодности либо непригодности для проживания. Поэтому по требованию прокурора Евгения Вековшинина была создана межведомственная комиссия для оценки пригодности либо непригодности барака.

16 марта комиссия признала дом непригодным для жилья. Сейчас Валентина Шамсутдинова собирает документы для решения вопроса о признании ее малоимущей для предоставления жилья по договору социального найма.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: