Поиск
Закрыть
Темы

Георгий Чагин: «В истории коми-пермяков ещё много белых пятен»

40 тысяч лет назад

Заселение территории первым человеком. Самая известная стоянка палеолита – Гарчи, обнаружена в Юсьвинском районе.

8–5 тысяч лет до нашей эры

Период неолита (новый каменный век). Формируется финно-угорская общность, которая впоследствии делится на прафиннов и угров (ханты, манси, венгры). Обнаруженные стоянки неолита — Усть-Черная (Гайнский район), Ташкинская (Кочевский район), Деминская (Кудымкарский район), Важгорт (Юсьвинский район).

1 тысячелетие до нашей эры

Рубеж эпохи бронзы и железа. Прафинская общность делится на западно-финские и пермские племена. Складывается Ананьинская культура. Появляются первые укрепленные городища – кары.

3-2 века до нашей эры

Ананьинская культура делится на пеноборскую (удмурты) и гляденовскую (коми и пермяки).

4-6 века нашей эры

Приходит пришлое население – тюркоязычные племена, угры из Зауралья. Происходит становление Ломоватовской культуры.

9-15 века нашей эры

Складывается Родановская культура. Появляется коми-пермяцкий язык, пашенное земледелие. Происходит расцвет крупных городищ, таких как Кудымкар, Дойкар, Купросское, Роданово.

с 15 века

Начинается колонизация Прикамья русскими, христианизация населения. В 1472 году Пермь Великая присоединяется к русскому государству. Появляются первые русские укрепленные городища.

Подготовлено по информации Коми-Пермяцкого краеведческого музея имени П.И. Субботина-Пермяка.

Чагин о коми-пермяках

В истории коми-пермяков еще много белых пятен, считает историк, этнограф и краевед Георгий Чагин. О самых любопытных он поведал «ПН» в эксклюзивном интервью.

В одной из последних экспедиций в Парму Георгий Чагин собирал материал для очередной книги о коми-пермяках. В Кочевском районе он встретился с местным жителем, который рассказал ему о своей матери. Точнее о том, что у нее была своя система письма и знака. О каких-либо важных событиях в своей жизни она завязывала узлы на платках. Ее сын вспоминал, что у нее был целый сундук с такими платками.

— Он рассказывал, что она перебирала эти платки, трогала узелки и говорила: «Ага, вот этот вот тогда было, а это тогда». Получается, она узелками закодировала какую-то информацию. Это были ее хранители памяти, — объясняет историк.

Узелковое письмо существовало и у инков, и у полинезийцев, и у индусов, и у китайцев. С помощью веревочек разной длины и цвета люди передавали важные для них данные — даты, налоги, законы, численность населения.

— Видимо, у коми-пермяков такое тоже было, — замечает пермский историк. — Но, увы, это нигде не зафиксировано в литературе. То, что я услышал в Кочевском районе, это пока единственный пример.

Вообще в истории коми-пермяков, замечает Георгий Чагин, много белых пятен. На сегодня более-менее восстановлен археологами лишь период с древних времен до 15 века. Следующие три века остаются малоизученными, в том числе христианизация Пармы.

— Знаем, что все началось с Чердыни в 1462 году, когда епископ Иона крестил чердынцев. Но ведь христианизация — не только этот акт. Интересно, как потом христианство шло вширь, как других коми-пермяков включали в новую веру, — рассуждает историк.

При этом те коми-пермяки, которые подверглись христианизации, не отказались от древней веры и передали ее другому поколению, и, более того, она до сих пор в быту.

— Леший продолжает занимать важное место, он — хранитель жизни и леса, — приводит пример Георгий Чагин.

И это, по его мнению, большое достоинство, это сформировало своеобразие культуры коми-пермяцкого народа, в этом — ее национальный оттенок.

Интересует пермского историка и такой факт. По его наблюдениям, жители Юсьвинского района — те, что живут по берегам Иньвы, в Архангельском, Чинагорте, Доеге — имеют черные, как вороново крыло, волосы.

— Значит, тут кто-то вклинился к коми-пермякам, какой-то другой народ, — подмечает историк. — И сегодня мы об этом ничего не знаем.

Пробелы, безусловно, связаны с тем, что коми-пермяки не оставили никаких памятников письменности, только тамги (родовые знаки — прим. авт.), да и те плохо собраны. Остальные исторические события стали фиксироваться лишь с 16 века русскими, но в них не так много говорится о жизни народа.

— Зато есть рассказ «Подлиповцы», в котором автор Федор Решетников рассказал о Пиле и Сысойке, — ухмыляется Георгий Чагин.

Невежественные, дикие и ленивые Пила и Сысойка живут в деревне Подлиповка. Они так обнищали, что печь топят досками с крыши. Причем доски даже не ломают. Верят в колдовство. И радуются, если у соседей умирает ребенок — «лишний рот».

— На протяжении ста лет наша литература и политика ставили в пример этот рассказ, показывая, какие коми-пермяки. Но ведь Пила и Сысойка — это не народ, это обыкновенные лентяи. Они живут в лесу, и у них нет дров. Это не народ. Но благодаря тому, что это мусолилось в литературе, они запомнились как народ. А ведь у народа душа была, знания такие.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: