Поиск
Закрыть
Общество

В Куве похоронили двадцатилетнего солдата

Смерть

В родном доме, где Вася жил со своей мамой, тихо. В доме сидят только женщины. Мама, сестра и тети погибшего солдата. Они молчат, каждая смотрит в одну точку. 

На стареньком советском комоде стоят фотографии Васи. На них он в форме. С одной стороны, такой мужественный. С другой – совсем еще мальчик. Рядом с фотографиями стоят искусственные розы, икона, надломленные на половинки луковые пироги и настойка пустырника.

— У меня от этого пустырника в животе уже крутит, — отрешенно говорит Васина мама. 

Остальные женщины молчат в ответ. Лишь тетя Люда начинает всхлипывать и закрывает лицо носовым платком.

Возле дома на улице стоят около двадцати человек. Мужчины, молодые парни и совсем еще мальчишки. Все, кроме детей, курят. Некоторые мужчины пьяны.

— Я бухаю второй день, — говорит одноклассник погибшего Василия Костя Ярков. – А что мне, б.., еще делать?! Это же п… такой! Сейчас привезут моего одноклассника в гробу. Как так?! 

К дому подъезжает «Газель». Цинковый гроб заколочен в ящик из деревянных необструганных досок, поэтому кажется очень большим. 

— Ой, ой, ой,  — плачет навзрыд одна из Васиных теть. 

— Дугды, дугды, ен горет (Замолчи, хватит плакать – перевод с коми-перм. яз.), — кричат на нее мужчины. Они всей толпой подходят к «Газели», чтобы помочь достать гроб. 

— В дом не влезеееет. Ооооо…, — причитает Васина тетя. 

— Мыля?? Мыля?! (Почему?!  За что?!) Ой-йо-йо, ой-йо-йо…, — плачет другая. 

С помощью гвоздодера доски ящика расшивают и достают гроб. Как только гроб заносят домой, на улице начинается сильный дождь. Сопровождает «Груз 200» капитан воинской части, где служил Василий. Высокий, подтянутый светловолосый красивый парень, на вид лет тридцати. Он ведет себя уважительно и сдержанно, объясняет, что гроб лучше не открывать, поскольку Василий лежит в нем несколько дней.

— Видите, какой цинк стал. Еще вчера он был не такой.

Капитан нажимает пальцем на крышку гроба, и рядом с пальцем на ровной поверхности вздувается бугорок. Даже не сильно вглядываясь видно, что верх и бока гроба неровные, вздутые.

— Нее, — отвечают капитану мужчины. – Откроем, нужно убедиться, что это он.

Другие мужчины в это время освещают сотовым телефоном маленькое стеклянное окошечко гроба, пытаясь разглядеть знакомые черты лица.  

— Сия, сия (Он, он), — кричат они. 

— Ой, кага ты миянне (Дитя ты мой). Ой, ой, ой, — снова причитает тетя.  

Родные плачут. В закрытых сенях жалобно скулит любимая собака Васи по кличке Граф. Фельдшер ставит уколы маме погибшего солдата Марии Ивановне. У нее зашкаливает давление, трясутся руки и губы. 

Родственники спрашивают капитана, что случилось с Васей. Он рассказывает, что Василий Караваев был отправлен на учения в Ростовскую область для охраны государственной границы. Со стороны Украины начался обстрел. Один из снарядов попал в танк, в котором находился Василий Караваев. Вместе с Василием в танке был и другой военнослужащий – парень из города Соль-Илецк. Оба погибли на месте.

— Вася-то еще ничего. А того парнишку частями из танка доставали, — замечает капитан.  

Вопросы родных и друзей «Почему так долго не везли тело», «Почему сразу не сообщили о его смерти», «Почему связь с ним пропала сразу, как он приехал в Ростовскую область» остаются без ответа. 

— Надо все в военкомате спрашивать, он-то ничего не скажет, он же просто сопровождающий, — не услышав ответов на свои вопросы решает за всех Васин сосед Николай.

То, что этот самый военком Андрей Рычков стоит рядом с сопровождающим в черной курточке возле гроба, они не знают. А военком все слышит и молчит. Отказывается он ответить и на вопросы журналистов.

Жизнь

Васина мама рассказывает, что Вася был самым спокойным ребенком. Кроме него у нее есть дочь и сын. Они старше Васи. Троих детей растила и воспитывала мама одна.

— Что ни скажешь ему, все делал. Никогда не спорил. Брал и делал. Любую работу, — печально улыбается она.

Особых увлечений, по словам мамы, у него не было. После девятого класса он поехал учиться в Кудымкар в училище на токаря. Потом его забрали в армию. Служил в танковых войсках в Оренбургской области. Нынче летом, когда срок службы подошел к концу, он приехал домой в Куву. Работы не нашел. Работать в их селе негде. Если только грузчиком за четыре тысячи рублей.

— Работы у нас нет никакой. Он приехал в отпуск, сказал, что уже все решил. Что хочет денег заработать. Я переживала за него, отговаривала его. Тем более сейчас на Украине война идет. Но уже было поздно, потому что все документы были уже подписаны. Говорил, не переживай мама, я же не воевать буду, а работать…, — плачет навзрыд мама Василия Мария Ивановна. – Он у нас очень спокойный был. Не пил. Ему все было интересно. Всем интересовался. Не успел жениться и детей народить. Девушка, говорит, была, но он с ней нас не знакомил. 

Василий остался служить по контракту в той же части, где служил по призыву. С родными общался только по телефону. Последний раз на связь выходил 21 августа. 

— Я звонила ему в одиннадцатом или в двенадцатом часу 21 августа. Спросила: «Где уже вы?». Он сказал, что высадились уж. В Ростове, где-то на границе. Я спросила:  «Отправят на Украину?». Он сказал: «Ничего нам не говорят, ничего пока не знаем». Он ничего не говорил, хочет ехать туда или нет. Но парень из Кувы, который служил с ним (по призыву – прим. автора), сказал, что он не хотел туда ехать, в Ростов, — рассказывает сестра Василия Татьяна Истомина. 

— Денег у нас всегда не хватало. Видите, как мы бедно живем. Я раньше в больнице работала, а теперь в совхозе дояркой, — рассказывает Мария Ивановна. – Он хотел денег подзаработать. Квартиру, говорит, мне через три года дадут. 

— Всегда такой улыбчивый, добрый. Он никому ничего никогда плохое не сказал и не сделал. Бог, видимо, таких и забирает, хороших, — рыдает тетя Васи Людмила Отинова. – Че мы бедная семья, так наших можно… 

Правда

Во вторник, 2 сентября, в группе «Парма-Новости» ВКонтакте двоюродная сестра погибшего Василия Надежда Отинова написала, что ее брат получил тяжелые ранения во время бомбежки в Донецке 21 августа, а через пять дней умер в госпитале в Ростове.

В телефонном разговоре с корреспондентом «ПН» Надежда подтвердила, что ее брат погиб на Украине. Но уже утром 4 сентября сообщения Надежды на сайте «ВК» не было. В редакции есть скрин-шот этого сообщения со стены группы «ПН» ВКонтакте. 

Чуть позже сестра написала в группе «ПН» ВКонтакте, что ничего не говорила про Донецк. 

Неизвестна и точная дата смерти. Сестра Надежда Отинова писала, что он умер в госпитале 26 августа, а обстрел был 21 августа. Сопровождающий сказал, что Василий погиб во время обстрела 27 августа.

Мама Мария Плотникова, тетя Людмила Отинова и сестра Татьяна Истомина изначально считали, что Василий погиб либо в Ростовской области, либо на Украине. Но выяснять, где именно он погиб, они не намерены. Васю от этого не вернешь.

По официальной версии, которую дает пресс-секретарь Центрального военного округа Ярослав Рощупкин изданию «Уралинформбюро», Василий Караваев не мог быть на Украине:

— Этого не может быть, ЦВО не ведет никаких действий в Украине. Ни один военнослужащий не принимает участия в боях, — заявляет он.

Родственники Василия Караваева не хотят обсуждать, что произошло с Васей. Старший брат Василия Николай Плотников говорит лишь, что Вася звонил 21 августа сестре и сказал, что их направляют неизвестно куда. 

— А вообще с журналистами общаться не хочу, — говорит Коля. – Вот вы – журналист. Вот вы объясните мне, как так? Вчера слушал новости по радио Округ FM, и там сказали, что мой брат был наемником, и его убили на Украине. Как они могли назвать моего брата наемником? Он служил в российской армии. А про него говорят, что он был наемником.   

Информация по поводу смерти Василия Караваева, видимо, настолько закрытая, что военком Андрей Рычков даже не пускает журналистов, родственников и друзей в дом, когда заносят гроб.

— Так, вам, наверное, сюда не надо, — военком Андрей Рычков тянет руку, чтобы закрыть дверь в дом. — Кто? Кто вас пригласил? – говорит он и, понимая, что двери ему закрыть не удастся, перекрывает проход рукой. 

— Родственники в том числе.

— Корреспондентов газеты?! – ухмыляется он.

— Да.

— Ну, вот завтра побеседуете. 

— Нет, мы сейчас зайдем.

— Нет, а мне можно ведь, – возмущается мужчина, стоящий позади корреспондента. Кроме него за спиной корреспондента стоят около двадцати человек, которых военком тоже не пускает. 

— Вам можно.

— Что, может, мне полицию вызвать? – предлагает военкому корреспондент.

— Или в ФСБ мне позвонить?— вопросом на вопрос отвечает военком.    

— Звоните. 

— Хорошо, — говорит Рычков и отходит в сторону.

Видео этого момента можно посмотреть на нашем сайте

Авторы: Надежда БАЗУЕВА, Елена ИСТОМИНА

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: