Поиск
Закрыть

На Украине моя двоюродная бабушка живет давно. Она уехала туда, когда ей было 19 лет. Поехала, чтобы найти жениха – моряка в бескозырке. Но вышла замуж за милиционера. Не очень удачно. Потом развелась. Но прежде родила от него двух сыновей.

Мою двоюродную бабушку в Ялте знает, как мне кажется, всякий. Она всю жизнь проработала в медицине, и у нее «золотые руки». К ней на массаж стремятся попасть даже звезды российского шоу-бизнеса. Регулярно ездит София Ротару. Но сейчас может получиться так, что моя бабушка будет «как бы не украинкой». Потому победившая украинская революция клонит к тому, чтобы Украина была для украинцев. Безусловно, это не говорит о том, что на Украине начнутся гонения на другие народы. Но меня все равно пугает. И мою бабушку тоже. Потому что кто она в этой ситуации — не ясно. По национальности она коми-пермячка. Но родилась в Советском Союзе, учила в школе русский язык и литературу. Значит, русская? А потом уехала жить на Украину, живет там пятый десяток лет и владеет украинским языком не хуже украинцев. Получается, украинка?

Когда речь заходит о национальном, сложно не переступить грань. Это на Олимпиаде все просто: не надо долго ломать голову, за кого болеть, переживать и радоваться. А как быть в жизни?

Несколько лет назад я была в Бухенвальде в Германии. Там дуют ветра и одиноко в вазах колышутся красные розы, оставленные на местах, где раньше стояли бараки. Там сохранилось здание конюшни, где немцы расстреливали евреев, русских солдат, цыган, гомосексуалистов. И там не нужен переводчик никому, даже если ты не знаешь немецкого языка. Потому что та грань, которую там однажды переступили немцы, понятна всем.

Поэтому выпить за Украину я не готова. А вот за мир на Украине — пожалуй.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: