Поиск
Закрыть

Фото: Фото: Владимир Яновский, «ПН».

Главное

Врач забыл салфетку в голове малыша из Юрлинского района

Год назад в голове годовалого Коли Макеева из села Юрла обнаружили опухоль. За это время, в том числе и по вине врачей, как считает бабушка малыша, Коленька перенес шесть операций и более 40 наркозов. Почему так произошло, выяснила Валентина КОНЬШИНА.

С фотографий, которые показывает Татьяна Щеколова, улыбается светловолосый малыш.

— По фотоснимкам и не скажешь, что он болеет, — плачет она. – А болеет сильно. У него рак. Из-за всех этих операций, наркозов он совсем неадекватный стал – волосы на мне дерет, головой об пол бьется, кричит…

Сейчас Коля вместе с мамой Ириной находится в Онкоцентре в Перми, на очередной химиотерапии. Бабушка мальчика, между тем, готовит документы в суд.

«Плавали» с диагнозом

Первые признаки болезни у внука Татьяна Щеколова заметила год назад, в июле. Он в течение двух дней много спал, а когда просыпался, то сильно плакал. Татьяна отвела его в местную районную больницу.

— Мне там сказали, что либо у него зубки режутся, либо я, бабушка, его сильно уронила, либо он заболел менингитом, — вспоминает она. – В тот день, как назло, в селе не было электричества, поэтому анализ крови взять у Коли не смогли. Тогда я попросила направление в Окружную больницу и, взяв такси, поехала в Кудымкар.

В городе малышу сделали компьютерную томографию (КТ) и обнаружили в его голове опухоль размером 6 см.

— Врач сразу сказала, что у Коли голова очень большая, как у четырехлетнего ребенка. Почему наши врачи в Юрле на это не обращали внимания? Они же в течение года наблюдали нас! – возмущается бабушка.

Ночью из Перми прилетел нейрохирург, он поставил Коле шунт. Мальчик впал в кому. Когда спустя три дня он пришел в себя, их с бабушкой отвезли в Пермь.

Удалили инородное тело

В столице Прикамья юрлинцев направлили в Краевую детскую клиническую больницу. Коле сделали трепанацию черепа и, по словам Татьяны Щеколовой, 60% опухоли убрали. Почему не убрали полностью? Бабушке ответили так: у ребенка во время операции началось сильное кровотечение.

Затем мальчика положили в Пермский онкоцентр. Но там, рассказывает Татьяна Щеколова, их решили отправить в Москву. В Москве Коле продолжили делать химиотерапию, но лучше ему не становилось. Более того, говорит его бабушка, у Коли по телу и внутри тела пошли ожоги.

— У него даже какашечки, простите за такое, были черными, — вспоминает она.

Тогда московские врачи снова решили сделать трепанацию черепа. Во время операции они обнаружили в голове малыша… турунд (иначе говоря, марлевый тампон – прим. авт.).

В документах, которые выдали Татьяне Щеколовой в Москве, так и говорится: «10 апреля 2017 года была проведена операция «удаление инородного тела с правой гомосферы мозжечка».

Между тем, в выписном эпикризе, который выдали родственникам Коли в Краевой детской клинической больнице, говорится, что турунд с перекисью водорода Коле уложили во время операции 28 июля 2016 года. И, по-видимому, забыли его оттуда впоследствии убрать.

— Я буду обращаться в суд, — уверяет бабушка малыша. — К такому состоянию ребенка привел недосмотр юрлинских врачей и забывчивость пермского нейрохирурга.

Татьяна Щеколова уже начала готовить документы в суд. Фото: Владимир Яновский, «ПН».

Что говорят врачи и адвокат 

Заведующий нейрохирургическим отделением Краевой детской клинической больницы Владимир Крылов говорит, что не будет комментировать данный случай. «Это мое личное дело», — объясняет он.

Дозвониться до главного врача Юрлинской ЦРБ не удалось — он то на приеме, то на совещании.

Пермский адвокат Владимир Медведев говорит, что это распространенное явление, когда врачи забывают в пациенте инструменты, салфетки, тампоны.

— Буквально сейчас я занимаюсь делом краснокамских врачей, — рассказывает он. — Они оставили в сосуде ребенка кусок проводника. Он уплыл в область сердца. В итоге ребенку сделали операцию, и сейчас его вывели на инвалидность.

Родственникам Коли Макеева Владимир Медведев рекомендует обратиться в полицию и добиваться возбуждения уголовного дела.

Адвокат Владимир Медведев вел в 2015 году дело Полины Полуяновой из Кудымкара. Годовалая девочка умерла по вине врача. Фото: архив «ПН».

Другие родители делятся опытом

Что делать родителям, которые подозревают, что их ребенок серьезно болен, но врачи, как в ситуации с Колей Макеевым, первоначально «плавают с диагнозом»? Опытом делится горожанка Снежана Пастухова. Два года назад ее дочь Лика перенесла операцию на голову. Мама Лики сделала по этому поводу заметки, которыми согласилась поделиться с нашими читателями:

«21 апреля 2015 года… Прямо сейчас, когда я это пишу, моей старшей дочке Лике делают операцию на головном мозге. В Москве, в институте нейрохирургии имени Бурденко врачи удаляют ей опухоль. И я сижу и просто повторяю про себя все хорошие слова, которые приходят на ум: здорово, замечательно, классно, с любовью, со знанием дела, как надо, красиво, золотыми руками, великолепно… Так настраиваю благополучный исход операции… как могу.

Я уже не раз слышала слова вроде «Как ты так держишься? Я бы так не смогла». Узнав предположительный диагноз, я плакала и ругала себя. Но недолго. Вести себя правильно в экстремальной ситуации меня научили роды. Их у меня было уже трое. И с первого раза я поняла: если орешь – тратишь силы на ор. А тебе надо тратить их на процесс рождения. Так и здесь: рыдаешь и винишь себя, родных, правительство и весь мир, задаешься вопросами типа за что и почему – тратишь на это силы. А надо поддерживать ребенка и решать ситуацию.

Началось все с утренних головных болей «ни с чего», но поскольку был сезон ОРВИ, списали сначала на это. Когда боли продолжились, и к ним присоединилась рвота по утрам, без каких-либо других признаков ОРВИ, невролог из Детской поликлиники направила в стационар Окружной больницы. Там сделали КТ, обнаружили в голове нечто и отправили санавиацией в Пермь для более детального обследования. В Перми напугали: скорее всего, опухоль и, возможно, неоперабельная, то есть речь может идти лишь о продлении жизни на несколько лет…

Направили в институт имени Бурденко в Москве. Ждать места в институте пришлось полтора месяца… Боже, полтора месяца!.. За это время Лике в Перми сделали операцию шунтирования, поскольку «нечто» уже слишком сильно давило на мозг и боли стали невыносимыми, перед операцией побрили наголо. За это время она растолстела на гормональной терапии. За это время мы справили ее девятый день рождения в палате. За это время она ни разу не выходила гулять… В Москве успокоили – не так все страшно. Операция прошла успешно…».

Сейчас, когда после этой истории прошло больше двух лет, Снежана Пастухова понимает, что:

1. Важно иметь информацию: куда обращаться, в том числе и в той ситуации, когда тебя не устраивает результат обращения к врачу. Тут в помощь интернет и знающие люди: журналисты, общественники, просто активные знакомые. Не стесняться задавать вопросы врачам. Много. Все, какие есть.

2. Взять себя в руки – это действительно главное, как и в любой сложной ситуации, ведь паника – плохой советчик. Тут, на мой взгляд, помогает обращение к высшим силам – уж кто во что верит – и настрой на положительный исход.

3. Иметь связь с неравнодушными людьми – теми, кто поддержит морально и материально, и добудет нужную информацию, если вы сейчас не в состоянии. Никогда не помешает иметь в записной книжке номер телефона независимого журналиста. Ведь иногда огласка – то самое, что начинает двигать дело.

4. Если есть возможность получить место в больнице вне очереди с помощью связей, например, среди журналистов — каждый решает сам, пользоваться ими или нет. Я не воспользовалась, и до сих пор не знаю, правильно ли поступила. Мы ждали, сколько пришлось ждать, а иногда это может стоить твоему ребенку жизни. Но если «подвинуть» другого ребенка, то жизнь может потерять он.

Редакция «ПН» будет следить за развитием событий.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: