Поиск
Закрыть

Фото: portal-kultura.ru.

История

Две тысячи судеб за орден. Врагов народа в Коми округе искали изо всех сил

Громкий процесс проходил в Кудымкаре 80 лет назад — судили верхушку власти. Руководство партии и колхозов признали мятежниками, которые намеревались захватить Пермь и присоединиться к Финляндии. Пострадали и простые люди. А человек, «придумавший» обвинение, получил Орден Ленина.

Когда 5 августа 1937 года в СССР начались массовые аресты, руководитель Окружного отдела НКВД, лейтенант госбезопасности Беланов (имя установить не удалось — прим. авт.) провел совещание, где приказал сотрудникам подготовить списки лиц, подлежащих аресту.

В список следовало внести тех, на кого имелись данные о службе в белой армии, замеченных в принадлежности к антисоветским формированиям и партиям, ранее судимых по статьям Особой части УК РСФСР, выходцев из кулацких семей и т.д.

За первые несколько дней были арестованы 500 человек. Но это не устроило начальство. И вскоре в Кудымкар прибыли восемь оперативников из Свердловска. Они наметили к аресту две тысячи человек. Ежедневно, согласно архивным документам, приезжие чекисты «брали» по 10 «врагов народа».

Выдуманный мятеж

Оказывается, начальник Свердловского управления НКВД Дмитрий Дмитриев решил, что в Коми-Пермяцком округе «действует повстанческая контрреволюционная организация, имевшая своей целью вооруженный мятеж и свержение советского правительства».

Причем, по его данным, ее штаб находился в Свердловске, а на местах формировались полки, роты и взводы.

План повстанцев был якобы таким — когда то или иное капиталистическое государство объявит СССР войну, они захватят Пермь с ее оборонными заводами. Добраться до города мятежники планировали по Каме на судах, которые будут поданы к устью реки Иньва. В Перми повстанцы взорвут мост через Каму и основные сооружения железнодорожного узла. А после того, как город будет захвачен, они «позаботятся о присоединении угро-финских национальностей, населяющих Пермяцкий край и Коми-Зырянскую область, к буржуазной Финляндии».

Руководителем организации признали председателя окрсовета «Осоавиахима» (общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, предшественник ДОСААФ – прим. авт.) Якова Кривощекова. Почти сразу же после ареста его расстреляли.

Правда о списках

Но перед расстрелом сотрудник НКВД Дистанов позвонил в Свердловск Дмитрию Дмитриеву:

«Он спросил меня, отобраны ли при аресте списки участников повстанческих формирований. Я ответил, что таких списков отобрано не было. Тогда Дмитриев мне дал понять, чтобы я при любых обстоятельствах этот список имел бы».

Владимир Дистанов, рассказ во время допроса в 1956 году.

Сотрудник НКВД признался, что такими указаниями был озадачен и в итоге решил составить подложный список, в который включил уже арестованных и подлежащих аресту кулаков.

Так появился первый список. Затем он пополнился благодаря блокноту, изъятому у арестованного председателя Юсьвинского райсполкома Ионы Вилесова.

Появление стахановцев

Внутри блокнота располагались рабочие записи о разбивке рабочих по колхозам на рейды, финансовые заметки, а также список ударников и стахановцев — всего 298 человек.

Анна Колдушко, готовя научную работу о повстанческой организации в Коми-Пермяцком округе, провела анализ. Она взяла список репрессированных Прикамья и список из блокнота Ионы Вилесова. И выяснилось, что из тех 298 ударников и стахановцев 127 подверглись репрессиям.

Причем из них 96 человек были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу, 26 человек осуждены к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, а восемь человек привлекли к прочим мерам наказания.

Во время допроса в 1955 году оперуполномоченный Окружного отдела НКВД Иванов вспоминал, что в протоколы допроса они вносили корректировки. А если обвиняемый не соглашался в итоге подписывать такой протокол, они сутками держали его в кабинете следователя без питания и сна, не разрешали садиться.

Давление на суде

Такими темпами к ноябрю 1937 года «повстанческая организация» в округе была «вскрыта и ликвидирована». Дело закончилось открытым судебным процессом.

На скамье подсудимых оказались ответственный секретарь Коми-Пермяцкого окружкома ВКП(б) Александр Благонравов, заместитель директора Кочевской МТС Алексей Гладиков, председатель Пронинского колхоза Степан Четин и заведующий МТФ Стариковского колхоза Михаил Стариков.

В 1956 году Михаил Стариков рассказывал, что накануне того процесса к нему был приставлен курсант, который всю ночь заставлял его запоминать наизусть показания, которые полагалось дать в суде:

«Я должен был дать показания о своей причастности к контрреволюционной организации, которая ставила цель свержение советской власти, установление буржуазно-демократического строя помещиков и кулаков, уничтожение колхозов. Эту фразу я повторял всю ночь. Я думал, что если откажусь от показаний, то суд будет приостановлен, меня посадят в камеру и все равно убьют».

Из воспоминаний Михаила Старикова.

Племянник Михаила Старикова Алексей, который проходил по делу свидетелем, вспоминал, что во время процесса озвучил те показания, которые ему на листочке дал следователь. Причем на суде он так испугался, что не смог толком прочитать написанное. Тогда судья раскричался на него, стал говорить, что он покрывает врагов, и что он, наверное, тоже враг. После этого Алексей еще больше испугался.

Итоги

Суд длился два дня. Все участники процесса признали себя виновными. Александра Благонравова, Алексея Гладикова и Степана Четина приговорили к высшей мере наказания, а Михаила Старикова — к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Начальник же Свердловского управления НКВД Дмитрий Дмитриев после суда, в декабре 1937 года, был награжден орденом Ленина за образцовое и самоотверженное выполнение важнейших правительственных заданий.

Подготовлено на основе материалов библиотеки Пермского общества «Мемориал».

Комментарии

One thought on “Две тысячи судеб за орден. Врагов народа в Коми округе искали изо всех сил

  1. Как раз в 37-ом арестовали и расстреляли моего деда и троих его братьев по обвинению в КР. Все жили в разных деревнях с семьями. У всех было много детей. Мой отец был 14-ым в семье. Лишился отца в три года. Он так и не узнал где сгинул его отец. И только недавно я узнал, что он захоронен на 12-ом километре, недалеко от Свердловска. Самое странное, что его забирали три раза. Два раза возвращали… видимо план выполняли, а после третьего не вернулся. Забрали и через десять дней расстреляли.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: