Поиск
Закрыть
Разное

Статус Кпо: у коми-пермяков осталось право говорить на родном языке

Были «за»

Евгений ЖЕЛУДКОВ, начальник отдела регионального исполкома партии «Единая Россия» по Коми-Пермяцкому округу, живет в Кудымкаре:

— В целом, ожидания не оправдались. Если бы все было так, как говорили, то вопросов сейчас не возникало бы. А вопросов возникает много. Экономика округа находится в плачевном состоянии: дотации урезали, идет сокращение. Безусловно, сейчас в России везде такая обстановка, что уж говорить про округ. Но, тем не менее, до сих пор не сформулирован и не прописан в Уставе Пермского края и федеральном конституционном законе особой статус Коми-Пермяцкого округа. На бумаге он есть, но на деле ощущается только в национально-культурных вопросах. Было бы лучше , если бы он ощущался в экономических и социальных вопросах.

Сергей ЛУНЕГОВ, депутат Кудымкарской городской думы, живет в Кудымкаре:

— Я пока не могу сказать, выиграли мы или проиграли в связи с этим объединением, так как есть небольшая неопределенность. То, что идут сокращения – это, конечно же, минус. Ликвидация окружного суда – тоже минус. А в качестве плюса могу назвать увеличение бюджетов города Кудымкара и Кудымкарского района, это я знаю на цифрах. Также благодаря объединению реализуются многие программы на территории города.

Андрей КЛИМОВ, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, не живет в Кудымкаре.

Через помощницу передал, что его позиция не изменилась – он остается при своем мнении.

Были «против»

Анна ВЛАСОВА, бывший депутат Госдумы от Коми-Пермяцкого округа, живет в Кудымкаре:

— Моя точка зрения тогда отличалась от мнения административных органов, и сейчас я ее сохраняю. Если взять первоначальный документ, то было обещано очень много, но потом постепенно стали убирать один пункт за другим. В результате оставили театр, дороги и газ. На федеральном уровне закон принят не был, поэтому Пермь делает все, что хочет. Театр вроде бы тихонько, но достраивается, газ тоже ведется, а вот дороги находятся в ужасном состоянии. Я писала письмо президенту России Владимиру Путину. Ответ пришел, что деньги выделены в Пермь, как в центр субъекта. Но один высокопоставленный чиновник из Перми сказал, что по сравнению с Кудымкаром в Перми машин больше, поэтому деньги остались в Перми. Говорили, что будут созданы рабочие места. За это время ни одного рабочего места не создано. Наоборот — сокращают и объединяют. Не остается ни одной федеральной службы в округе — ликвидируются. Сейчас можем лишиться и представительства в Законодательном собрании края. У Пермского края нет национальной политики. Если бы округ был как единица, то завод «Лесосплавмаш» существовал бы до сих пор.

Александр ЧЕТИН, председатель пермского краевого движения «Союз патриотических сил Пармы», не живет в Кудымкаре:

— Пермские чиновники не могли обеспечить чистоту туалетов на вокзалах, а что они могли предложить жителям округа тогда? Много обещали, а в результате — ничего хорошего: бюджета нет, безработица, лес воруют, а деньги оседают в Перми. Все разрушили, все развалили. А дороги? Если бы тогда не объединились, сейчас дорога через Сыктывкар уже была бы. А так, деньги, выделенные на эту дорогу, ушли на Красавинский мост в Перми. Обещали построить деревообрабатывающие предприятия в Кудымкаре, Кочево, Гайнах. А на деле? Ну, в Кочево сколько-то работало такое предприятие, но оно был частным. Потом и его налогами задушили. Меня до сих пор «прессуют», так как я не успокаиваюсь и продолжаю бороться за восстановление автономии округа вместе со своими коллегами по движению.

Валентина ДУБРОВСКИХ, правозащитница, живет в Кудымкаре:

— Ничего хорошего за это время не произошло. Краевую прокуратуру закрывают, краевой суд — тоже. Казначейства как такового не будет с 2016 года. В скором времени и театр добьют. Его тоже не будет. Законодательное собрание было свое – сократили, представителя в Москве нет. Мы потерялись! Мы никто и звать нас никак! Когда шло объединение, многие говорили, что мы будем «фуфаечниками», превратимся в большую деревню. Так и есть. Первый вопрос – дороги. Нет их. А с больницами что творится? Сокращают, объединяют. Обещали железную дорогу, аэропорт. Да много всего! Людям есть, что вспомнить. Про особый статус вообще промолчу. В чем он заключался, никто толком не объяснял. Это жестокий эксперимент, в первую очередь, для простых жителей округа. Не надо говорить, что вся Россия живет плохо. Чечня живет хорошо. Там руководитель такой. У нас не было такого руководителя, как Кудым–Ош, но люди-то не виноваты. Не сомневаюсь, что через два года исчезнет и Министерство по делам Коми-Пермяцкого округа.

 

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: