Поиск
Закрыть

Фото: Парма Новости

Статьи

На встречу с прошлым. Литовцы посетили в Коми округе места ссылки их родителей

— Мы просто хотим походить по земле, подышать этим воздухом, где жили наши родители, — улыбается литовец Альгидрас Сициенас. Для этого он вместе со старшим братом Юозасом, сыном Дэносом и невесткой Деймантэ приехал в округ.

Юозас рассказывает, что родился он в Кудымкаре, по крайней мере «именно так написано в свидетельстве». В октябре у Юозаса юбилей – 60 лет. И к этой дате братья приурочили свою первую совместную семейную поездку туда, где несколько лет жили их репрессированные в годы Советской власти родители – мама Изабель и папа Антанес. Литовцы рассказывают, что из Литвы на север России высылали интеллигенцию, ученых, преуспевающих фермеров. Поскольку семьи родителей были обеспеченными, владели землей и хозяйством, они как раз «под эту статью подошли».

Отец Антанас был сослан в Иркутскую область, а мама в наш Юрлинский район – поселок Усть-Березовка. Папа был кузнец, мама сначала работала в леспромхозе, затем, уже в Кудымкаре швеей. Где именно встретились, и как родители познакомились, братья не знают, поскольку в семье старались не вспоминать и не говорить о годах, прожитых в ссылке.

— Слишком больно, и не хотели сюда вернуться, — предполагает Альгидрас. – У отца я спрашивал, почему не говорили про Россию, он сказал, дети выросли, проблем нет, нормально живем, по-новому. Обиды не держали, а вспоминать не хотели.

А братья наоборот – хотели приехать, чтобы вспомнить, отдать дань, восстановить ход жизни. Альгидрас рассказывает, что в планах было найти роддом, где родился Йозеф, и сделать фото «будто мы с сыном его, как новорожденного, из роддома выносим на руках». Но ни старого роддома, ни ЗАГСа, где расписывались родители, уже в Кудымкаре нет.

— Когда родители вернулись домой, мне было меньше двух лет, — говорит Юозас. – Я совершенно ничего не помню. Никакой игрушки, никаких воспоминаний.

Не смогли литовцы из-за плохой дороги доехать и до Галяшора, где установлен памятник репрессированным и умершим в Кудымкарском районе литовцам. Несмотря на то, что в России у семьи Сициенас «ни родственников, ни покойников нет», и все вернулись на родину в Литву живыми, литовцы привезли с собой свечи, чтоб почтить здесь память тех, кто, будучи репрессированным, больше не смог попасть домой.

Перебирая папки с документами и фотографиями, Альгидрас нашел пакет, где было несколько почетных грамот, данных его отцу, как ударнику социалистического труда. Нашлась и фотография мамы, где на обратной стороне фиолетовыми чернилами было написано «Родным из Усть-Березовки». Литовцам повезло – в Юрлинском поселке они не только отыскали дом, где жила мама, но и поговорили с 82-летним пенсионером Степаном Никитюк, который знал их родителей. Степан Семенович рассказал, что в поселке в то время жило много ссыльных людей разных национальностей: и литовцы, и украинцы, и белорусы. И жили все дружно, все ладили, между людьми не было никакой розни или вражды. В доме, где в свое время жила Изабель Сициенас, живут люди. Попасть внутрь литовцы не смогли, поскольку хозяйки не было дома, но остались довольны, что смогли найти и сфотографировать дом, и записать на диктофон воспоминания людей, знавших их родителей.

На обратном пути семья Сициенас посетила музей «Пермь — 36»:

— Мы решили, что нам надо съездить сюда, чтобы отдать дань мукам родителей, — говорит Альгидрас.

Когда в 1959 году родители Юозаса и Альгидраса вернулись в Литву, их ждало «чистое, пустое место». Юозас говорит, что у него на руках есть даже несколько указов о реабилитации родителей и даже несколько раз Россия «выплачивала какие-то деньги».

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: