Поиск
Закрыть

Фото: Валентина Коньшина, «ПН».

Статьи

Нашла тебя: благодаря «ПН» коми-пермячка отыскала в Литве подругу

История с памятником, который установили литовцы в заброшенном поселке Галяшор, еще не закончилась. И ее продолжение, к счастью, не такое печальное, каким было начало. Пока памятник собираются признать культурным объектом, скандал, разгоревшийся вокруг него, воссоединил двух подруг.

В одном из номеров нашей газеты – после того, как мы рассказали о скандале, который возник вокруг памятника репрессированным литовцам – было опубликовано письмо 89-летней Елизаветы Сыстеровой из деревни Алекова Кудымкарского района.

Пожилая женщина возмутилась тем, что памятник могут снести, и рассказала, как тяжело и голодно жили литовцы в Галяшоре в 40-ые годы. Знает она об этом не понаслышке. Молодая Лиза работала вместе с ссыльными иностранцами в лесу и жила в таких же бараках, как они. «Они ели очистки от овощей, обменивали свою одежду на еду», — рассказывала в письме она.

Фото: Пермское краевое отделение Международного общества «Мемориал».

Особенно Елизавете Сыстеровой запомнилась литовская девушка Домутя (так называли ее местные жители, правильное имя – Дануте) — такая же молодая, как она. Они дружили, и Дануте часто давала Лизе свои красивые платья на танцы. Но после того, как Елизавету отправили домой в Алекова, она ничего не знала о судьбе своей подруги. Думала, что та уже умерла.

Роль Антанаса

Антанас Гуркшнис, который выступил автором идеи установки памятника, отправил газету с письмом Елизаветы Сыстеровой в Литву. С Данутей он знаком, бывал у нее в гостях. И… Дануте написала своей подруге в России письмо.

— Вы представляете, что вы делаете? Вы делаете живую историю! Вы, словно, передача «Ищу тебя»! Спустя 70 лет подруги нашли друг друга! – не скрывает радости дочь Елизаветы Сыстеровой Мария Петрова. – Спасибо вам огромное, спасибо Антанасу. Желаем всем вам здоровья, пусть у вас все будет хорошо.

Письмо от Дануте Елизавета Сыстерова получила 2 августа. В этот день ей было плохо, дочь готовилась отвезти престарелую маму в больницу. Но когда она узнала о письме, ее глаза заблестели от радости. Елизавета Сыстерова просила дочь несколько раз перечитать ей письмо подруги детства. Плакала. Прижимала его к сердцу. Снова плакала.

Строки из письма

«Уважаемая Елизавета! – пишет Дануте. — Сегодня я получила выписку из газеты, в которой вы написали про памятник в Галяшоре. В Перми живет наш литовец, Антанас  Гуркшнис, он компьютером выслал нам газету, в котором пишете обо мне. <…> В 1954 году я вышла замуж за литовца Андрюса. В 1961 году мы уехали в Литву. Родила двух дочерей в Галяшоре. Но уже похоронила обеих. Старшая померла в 2005 году в возрасте 50 лет, вторая в 2015 году в возрасте 57 лет. Обе умерли в августе, одна за другой, с разницей в 10 лет. Сейчас живу одна, имею дом с четырьмя комнатами и возле дома девять соток земли. Но ничего не сажаю — нет здоровья <…> Моя внучка за мной присматривает. Она живет на той же улице, недалеко от меня. <…> Мне в этом году будет 87 лет. Ноги еще не болят, но с сердцем плохо. После смерти дочерей очень жалко, очень трудно. Ничего хорошего не написала, не знаю, прочитаете ли мой почерк. Знаю, что много ошибок написала, давно по-русски не писала. <…> Жду ответа, целую! До свидания».

Дануте отправила своей подруге Елизавете Сыстеровой свое фото.

И… то самое платье

Сейчас Елизавета Сыстерова готовит Дануте ответное письмо. Ее дочь Мария нашла фотографию мамы (на фото справа) прошлых лет. На ней та в том самом платье, которое Дануте давала ей на танцы:

Елизавета Сыстерова рассказала дочери, что так много в молодости плясала, что продырявила сапоги.

— Это трогательная, живая история, — добавляет Мария Петрова. — Это так здорово, когда люди находятся спустя 73 года. Я не знаю, на каких небесах моя мама была от счастья, спасибо всем большое.

Другое письмо

Фото: Елена Истомина, «ПН».

Между тем, получил письмо и Антанас Гуркшнис. От Министерства природных ресурсов Пермского края. Сначала это ведомство пыталось Антанаса оштрафовать на 20 тысяч рублей – за самозахват земель лесного фонда. Именно так надзорные ведомства расценили его поступок по установке памятника. Но, по словам Антанаса, в итоге штраф с него сняли.

— Сейчас Министерство природных ресурсов написало мне, что направило в Министерство культуры письмо с просьбой признать памятник культурным объектом, — рассказывает Антанас Гуркшнис. – Я с самого начала говорил, что не считаю действия людей, которые установили памятник, преступлением. И я рад, что в итоге вся эта история завершается хорошо.

Установить памятник репрессированным литовцам Антанас Гуркшнис задумал в 2013 году. Его и его семью тоже выслали в Галяшор в сороковые годы. Сегодня это деревня — нежилая, заброшенная. Памятник был установлен на средства литовцев и поляков в августе 2016 года на старом кладбище. По данным, опубликованным на сайте Пермского краевого отделения Международного общества «Мемориал», всего в 1945 году в Галяшор прибыли около 60 (по другим данным — около 80) литовских и польских семей.

Редакция «ПН» будет следить за развитием событий.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Последние статьи

Войти с помощью: